Спёкшийся кал в отдельные гранулы при этом запор.что это и как поступить?

Проект антитабачного закона, который предусматривает запрет курения практически во всех общественных местах, в конце прошлой недели был вынесен на широкое обсуждение.

В конце апреля состоялось заседание межведомственного совета при Совмине по предупреждению и профилактике пьянства, алкоголизма, наркомании и потребления табака. Совет признал целесообразным включение в план подготовки на 2014 год проекта закона "О защите здоровья населения от последствий потребления табака и воздействия окружающего табачного дыма". Было дано поручение создать межведомственную рабочую группу по разработке данного законопроекта.

Нынешний вариант законопроекта предполагает полный запрет курения практически во всех закрытых помещениях - учреждениях образования, культуры, спорта, здравоохранения, общепита, на вокзалах, в общественном транспорте, на рабочих местах.

Тем временем специалисты отмечают, что количество заядлых курильщиков в нашей стране год от года снижается. Зачем же тогда необходимо введение дополнительных санкций по борьбе с курением и не будут ли таким образом ущемляться права самих курильщиков?

Эти и другие вопросы в студии TUT.BY-TB обсудили гости дебат-шоу "Угол подозрения": член Постоянной комиссии по здравоохранению, физической культуре, семейной и молодежной политике Шевцов Дмитрий; врач-нарколог медицинского центра "Белмеддиафарм", специалист по борьбе с табакокурением Татьяна Масилевич; старший бармен Дмитрий Юрченко и продюсер, композитор, аранжировщик Макс Алейников.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (29.79 МБ)
Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео (198.14 МБ)

Каково ваше отношение к законопроекту?

Макс Алейников: Безусловно, есть места, в которых имело бы смысл ограничить курение, прежде всего места, где бывают дети. Но люди курящие – такие же люди, у них есть свои потребности, от которых они не могут отказаться. Мнение таких людей не учитывается.

Дмитрий Шевцов: Если есть курильщик, он должен наносить вред только своему здоровью и не вовлекать в это случайных прохожих, своих родственников.

Дмитрий Юрченко: Я за то, чтобы ввели этот закон, но есть много "но" и "за". Мы перенимаем опыт Востока, а на Западе эта тенденция нормальна, и никто не говорит об ущемлении прав курильщиков. Если человек находится в заведении, в котором не курят, он спокойно может выйти и покурить. Вопрос атмосферы – это другое. Возможно, заведениям стоило бы поставить хорошую систему вентиляции и уже тогда посмотреть, как реагируют некурящие люди.

Макс Алейников: В Сингапуре вообще нигде нельзя курить, кроме специально отведенных мест. За нарушения – сумасшедшие штрафы – 500 долларов. Но там тепло, я могу выйти и найти, где покурить. А здесь, например, зимой, чтобы покурить, надо одеться, выйти на мороз, постоять покурить и вернуться обратно. На самом деле хорошая вентиляция в заведениях спасает от этой необходимости.

Дмитрий Шевцов: Чем больше шагов человек будет делать, чтобы покурить, тем скорее он задумается, стоит ли ему выходить или лучше покурить позже. Человек увеличивает интервалы между курением и потребляет меньше никотина. На мой взгляд, прав курильщиков никто не ущемляет. В законопроекте не написано, что жителям и гостям республики запрещено курить на территории. Мест, где можно курить, более чем достаточно. Речь идет о том, чтобы расширять места, где нельзя курить, а не полностью запретить курить.

Татьяна Масилевич: С медицинской точки зрения Дмитрий прав, потому что в какой-то момент курильщику просто надоест совершать лишние шаги, чтобы покурить. 30% ныне курящих могут сократиться до 15%.

Дмитрий Юрченко: У нас есть два завода, которые производят сигареты. Если у нас до 15% сокращается число курильщиков, прибыль, а значит, доход в государство уменьшается на 50%.

Дмитрий Шевцов: Можно на этот процент повысить стоимость сигарет.

Татьяна Масилевич: Давайте не будем забывать об изначальном вреде курения.

Может, стоит начать с пропаганды, а не сразу выгонять человека на мороз?

Дмитрий Шевцов: А его никто не выгоняет. Кто конкретно его выгоняет? Никотин – это яд, все об этом знают, и у каждого есть выбор, гробить свое здоровье или нет.

Зачем ужесточать законопроект? По последним данным количество курильщиков снижается. Все знают, что это яд, чем это чревато, но это их выбор и привычка, которой они хотят придерживаться.

Дмитрий Шевцов: Курение сродни суициду. Это право человека, но это тупиковая ветвь. Курение – это решение человека, но государство его потом лечит. Употребление никотина приведет к развитию различных хронических заболеваний или усугубит уже имеющиеся. Никотин способствует быстрейшему отложению атеросклеротических бляшек, вызывает гипертоническую болезнь, косвенно влияет на развитие инсультов и инфарктов, потому что ухудшается кровоснабжение. Возникают заболевания легочной системы и желудочно-кишечного тракта, а когда курят женщины, это еще хуже.

Но если я не хочу лечиться? Несмотря на пропаганду, есть люди, которые курят и будут курить.

Татьяна Масилевич: В курении вредно не только действие никотина, который вообще не вырабатывается нашим организмом, но и действие тяжелых металлов, кадмия, мышьяка, угарного газа.

Дмитрий Шевцов: Дети хотят подражать родителям. Если в семье культура построена так, что курение – это вред, несмотря на то, что кто-то из родителей курит, то при нормальном воспитании (в том числе занятии с ними спортом) дети вырастут здоровыми. Очень высокая вероятность, что этот ребенок не будет курить. Но, как правило, в семьях, в которых родители, один или оба, курят, очень высокий процент того, что дети тоже будут курить. Для них это становится обычным и даже нормальным поведением.

Дмитрий Юрченко: Меня интересует, почему люди, которые курят сигары, должны страдать от этого законопроекта?

Дмитрий Шевцов: А чем отличается сигара от трубки или сигареты? Ничем. Для меня это дым, никотин.

Дмитрий Юрченко: Дело в том, что при курении сигары дым не вдыхается в легкие. У меня много знакомых, которые раз в месяц приходят в заведение, заказывают дорогой алкоголь, закуривают сигару. Они не курят сигарет, для них это ритуал, который они совершают раз в месяц в определенный день: рюмка хорошего коньяка и сигара. Что с этим делать?

Организовывать клубы и курить там. Вернемся к законопроекту: чем он грозит? Какие ограничения появятся в следующем году?

Дмитрий Шевцов: Если он будет принят, от этого выиграет общество, государство. Какое-то количество людей сократят потребление никотина или бросят вообще. Государство заботится о здоровье, поэтому Министерство здравоохранения выступило инициатором и разработчиком такого законопроекта. Сейчас и так достаточно мест для курения. Запрещено курить в учреждениях образования, здравоохранения, государственных учреждениях, вокзалах, аэропортах. Речь будет идти о расширении мест, где нельзя курить: остановочные пункты, места общественного питания.

К тому же я как доктор не приемлю, что, заходя в любой магазин, сразу упираемся в стенд с винно-водочными изделиями и табачной продукцией. Безусловно, алкогольная продукция и сигареты должны быть убраны в глубину зала или это вообще должны быть специализированные магазины. В Швеции после 18 часов алкоголь в магазинах не продается вообще. На весь Стокгольм три специализированных магазина, где можно купить алкоголь. В Швеции запрещено курить на остановочных пунктах: проезжающий патруль сразу штрафует человека на 30 евро. Ни в одном баре и ресторане курить нельзя, даже в пивном баре.

Дмитрий Юрченко: В Европе очень много баров, и тебя прельщает количество людей, курящих рядом с баром. Ты сразу понимаешь, что это топовый бар. Я не против того, чтобы у нас не курили, но есть маленький нюанс. Когда гость придет в бар и закажет алкоголь, а потом выйдет покурить, мне придется его рассчитать сразу же. С точки зрения психологии, он может обидеться и почувствовать, что ему не доверяют, и больше не придет в этот бар. Этика людей в нашей стране не такая, как в Европе: там люди спокойно заказывают алкоголь, выходят поговорить, возвращаются и продолжают пить.

Дмитрий Шевцов: Я с вами соглашусь, у нас нет культуры курения и питья, поэтому возникают проблемы. Мало людей, которые закурят на остановке и отойдут в сторону, чтобы не мешать другим.

Сейчас человек, приходя в ресторан, может сам выбрать, в какой зал пойти: для курящих или для некурящих. Он сознательно идет в определенный зал, они сидят, едят, общаются и курят, и всем хорошо.

Дмитрий Шевцов: Я не уверен, что будет полный запрет во всех заведениях общепита. На мой взгляд, должно быть определенное количество баров, где можно покурить. Но зачастую это профанация: столики для курящих и некурящих стоят рядом. Но закон еще не принят, когда он будет приниматься, будут учитываться мнения граждан, учреждений, баров, ресторанов. Будет выработана какая-то позиция. В любом случае залы для курящих и некурящих должны быть отдельными помещениями.

Есть два лагеря, которые достаточно непримиримы друг к другу. Превентивная мера воспринимается курильщиками как запрет, они чувствуют себя ущемленными. Что стоит делать в сфере образования и повышения культуры?

Татьяна Масилевич: С детского сада надо объяснять детям о вреде курения. На первом курсе медицинского факультета студентов водят в анатомический музей и показывают легкие курящего и некурящего человека. Эта картинка западает в память на всю жизнь. Конечно, человек должен иметь право выбора, но все меры, которые принимаются, направлены на то, чтобы сократить число курящих людей. Будет меньше обращений за лечением. Мы все налогоплательщики, а я, например, не курю. Почему я, некурящая, должна платить за твое заболевание?

Макс Алейников: Извините, а венерические заболевания? Вы не готовы платить, чтобы такого человека лечили?

Татьяна Масилевич: Это другое. Вред курения не преувеличен: страдает сердечно-сосудистая система, а эти заболевания стоят у нас в стране на первом месте. Мужчины в четыре раза чаще болеют сердечно-сосудистыми заболеваниями.

Но у нас всего 30% курильщиков. Вы не считаете, что раз сердечно-сосудистые заболевания на первом месте, причина не в этом?

Дмитрий Шевцов: Курение – один из многих факторов заболевания и один из важнейших. Также влияет алкоголь, избыточная масса тела, неправильное питание. Что касается лечения курильщика, у нас социально ориентированное государство. У нас бесплатное лечение, но оно не бесплатное для государства и стоит больших денег. И государство решает, что надо сократить рост тех заболеваний, на которые оно может повлиять.

Макс Алейников: До недавнего времени государство не вело никакой политики по запрету курения и вырастило целое поколение людей, для которых это нормально. Я вырос в этой среде, и меня все устраивает, мне это нравится. И вдруг мне говорят, что кто-то решил по-другому. Это нормально?

Дмитрий Шевцов: Это нормально, и государство всегда вело профилактические программы, боролось с вредными привычками.

Татьяна, какого возраста люди к вам приходят, чтобы избавиться от вредной привычки? Что ими движет?

Татьяна Масилевич: В основном приходят люди 25-30 лет. Например, встречаются парень с девушкой, один курит, а другому неприятен этот запах. Это первая причина. Многие думают о своем здоровье, к тому же это дополнительная статья расходов, которые можно направить на другие вещи. Также мотивацией может стать желание стать матерью или отцом. Люди постарше приходят с заболеваниями. Они поняли, что они одной ногой там, другой здесь, и хотят бросить курить. Основная мотивация, которая движет людьми, это сохранение жизни и здоровья. В реанимации никто не курит и не вспоминает об этом.

Дмитрий Шевцов: Дети ходят по улице и видят повсюду курящих прохожих. Надо ориентировать их на то, что это вред и он ведет к серьезным заболеваниям. Средняя продолжительность жизни мужчины в Республике Беларусь – 64 года. А средняя продолжительность жизни мужчины с сахарным диабетом – 67 лет. Это очень серьезное заболевание, но когда человек понимает, что если он не изменит свои привычки, он просто умрет, то он сразу прекращает курить, завязывает с алкоголем, сбрасывает лишний вес, правильно питается, соблюдает гигиену, и его средняя продолжительность жизни сразу увеличивается. Не абсурдно ли это?

Дмитрий Юрченко: Основатели 80% именитых брендов, которые выпускают сигары, прожили минимум 94 года, хотя курили сигары.

Дмитрий Шевцов: А какими болезнями они болели? Сколько денег тратили на лечение? Человек может жить долго и болеть хроническими заболеваниями.

Практика многих стран показала большую эффективность не запретов, а значительного повышения цен на сигареты. Больнее рубля ничего не бьет.

Дмитрий Шевцов: Это одна из мер, я двумя руками за. За рубежом пачка сигарет стоит от 5 до 7 евро. Подрастающий молодой человек понимает, что у него не хватает денег, чтобы купить сигареты. Если он и закурит, то когда у него будет свои наличные.

Будет ли увеличиваться количество мест специально для курения? Курильщики ведь тоже налогоплательщики и приносят деньги в казну. Если им запрещают курить в одном месте, у них должна быть альтернатива.

Дмитрий Шевцов: Я не против, чтобы были специально оборудованные места для курильщиков. Но у нас полно мест, где можно курить. Скажите, сколько людей за последние полгода было оштрафовано за то, что курили в неположенном месте? Можно пересчитать по пальцам. Все равно будет достаточно мест, где можно будет покурить. Просто должна появиться культура курения, человек, который курит, должен соблюдать определенные правила, чтобы не навредить окружающим.

В чем вы видите соблюдение прав курильщиков?

Дмитрий Шевцов: Я соглашусь, что должны быть оборудованы места для курения, но не за счет государства.

А кто должен за это платить?

Дмитрий Шевцов: Пусть табачные компании оборудуют эти места. Они же заинтересованы, чтобы их продукцию покупали. Почему я как налогоплательщик должен платить за это?

Макс Алейников: Но, покупая сигареты, мы тоже платим налоги. Государство на нас зарабатывает. Тогда почему оно не может на нас что-то потратить?

Дмитрий Шевцов: Государство вкладывает в вас очень много денег, в ваше здоровье прежде всего. Можно увеличить стоимость сигарет на Х рублей, чтобы потом эти деньги пошли на оборудование мест для курения, подключить к этому табачные компании. Конечно, хорошо пойти по пути зарубежных стран, где эти места прозрачны, чтобы люди видели. Живая антиреклама.

Возможно ли бросить курить?

Татьяна Масилевич: Конечно, даже несмотря на стаж курения, в любом возрасте. Самое главное – понимание проблемы и желание. Если человек не в состоянии сам справиться, он может обратиться к врачам. Методов существует много.

Накануне программы мы спросили наших пользователей в Skype (tutbyair), что они думают по поводу нового закона о запрете курения в общественных местах.

Юлий: Сам не курю и никому не советую. Если введут запрет я только ЗА обеими руками и ногами. А еще надо бы ввести закон на выброс мусора в не отведенных для этого местах. А то те же самые курильщики бросают свои окурки где попало. Отведенные для этого места, я думаю, должны быть.


Татьяна: Спасибо, что спросили. У меня аллергия на табак, и когда рядом хоть кто-то пройдёт с сигаретой, у меня сводит легкие, и я не могу вдохнуть, и начинаю кашлять, из-за этого постоянно нахожусь на таблетках. Я понимаю, что это редкая аллергия, но мне кажется, что курить в специальных местах гораздо правильнее, чем делать повсеместно, учитывая, что от сигарет никакой пользы нету, кроме вреда. Вернее есть, немного снизить нервозность, но это можно делать и другими способами.
Павел: Привет. Я курю, хочу бросить. Но я их бросаю, а вот они меня нет. Запрет можно только в помещениях, но не на улице! По поводу мест для курения - это логично, если вводят запрет, то нужно сначала обеспечить места, где и кто может курить, ибо этот запрет будет как лысому припарка! И место не должно быть типа сарай с ведром для окурков, а нормальное уютное место, где можно посидеть покурить и в особо культурном случае выпить кофе или чай.
Рожков Алексей: Сам не курю. К закону отношусь положительно, т.к. пассивное курение также наносит вред моему организму. Также считаю, что закон будет стимулировать снижения процента курящих людей среди населения. А это не может не радовать.
Ольга Гаврилик: Не курю. Бросила 13 лет назад. Я за запрет. Курильщики должны сами отвечать за свои слабости. Места специальные для курения должны быть, но не за счет государства. Пусть курильщики и организации, где они работают, сами думают, или пусть табачные фабрики и строят эти площадки для курильщиков. Нет сил смотреть, когда идут взрослые с детьми и курят при них, а про курение в машине, где находятся дети, я вообще молчу. Это же непоправимый вред ребенку наносится!
Кыся: Сам не курю, поэтому - запретить однозначно! И из прав у курильщиков должно быть только одно - курить вдали от всех, накрывшись одеялом.
Егор: Сам я не курю. К запрету на курение в закрытых помещения, а также в общественных местах отношусь положительно. Часто с ребенком идешь мимо остановки и дышишь этой гадостью. Права курильщиков учитывать надо. Просто в стороне от остановок и магазинов поставить урну, наклеечку "место для курения", и все кто не хочет дышать дымом, будут просто обходить. А в различных кафешках уже и сейчас есть залы для курящих и некурящих.
Андрей Сытько: Курю. Считаю, что любое правоограничение должно быть разумным и учитывать права и интересы тех, кто ограничивается в чем-то непреступном. В этой связи представляется правильным предусмотреть помещения, отдельные залы, кабинеты и т.п., оборудованные для курящих людей (вытяжки и кондиционеры, пепельницы и т.п.). В противном случае запрет выльется в очередное противостояние, тем более что продажа сигарет пока не запрещена, а свой процент от их реализации бюджет получает исправно. Если это государство все еще считает себя демократическим, то пусть будет последовательным до конца.
Анна Северинец: Как бывший курильщик с 16-летним стажем скажу: у курильщиков есть только одно святое право - немедленно бросить. В остальных правах их можно и нужно ущемлять. Потому что курение это категорическое зло.
Алексей Чистобаев: Добрый день! Нет, не курю и поддерживаю запрет на курение в общественных местах и закрытых помещениях. Я б еще запретил курить на остановках общественного транспорта. Для защиты прав курильщика должны создаваться специальные места.
Vyacheslav Hudenko: Курил 20 лет, не курю 2 года. Все просто: никто не должен никому мешать и тогда все будут довольны. Конечно, должны быть специальные места, хотя бы в закрытых помещениях. Туалеты же мы строим отдельно зачем-то, хотя пользуются ими все без исключения, а государство следит и наказывать, если кто-то "курит" не там где положено.
Valentin Lopan: Не курю. Запрет на курение в общественных местах и закрытых помещениях одобряю. У курильщиков никто никаких прав не отнимал и не отнимает. Они сами их себе присвоили (курить, где захочется) при поддержке производителей табака и табачных изделий. Права курильщиков должны быть такими же, как права любителей тяжелой атлетики или танцев. Организуйтесь в клубы, финансируйте, курите там сколько влезет. На эти цели не должно быть потрачено ни копейки государственных денег!
So^V^a: Наболевший вопрос. Мне 24 года, я не курю, жена не курит, родители не курят. Из друзей тоже почти никто не курит. Очень раздражает, когда кто-то рядом курит. Мы за то, чтобы запретить курение в общественных местах. Да, давайте подумаем о курящих, и сделаем места для курения, пускай давятся дымом и друг-друга травят. Но я не хочу дышать эти отвратительным дымом. Даже после курения источает очень неприятный запах. Причем где-то полчаса. Некурящие очень хорошо чувствует этот запах...
Olga Malkina: Я курю, и давно курю! И я категорически ЗА запрет о курении, где бы то ни было, кроме спец мест. Может это и есть тот самый "волшебный пендель", чтобы бросить. И знаете, когда будут отведены спец-загончики для курящих, и где будут собираться прокуренные, вонючие, больные, рано постаревшие и полубомжеватого вида люди... Тогда число курильщиков резко уменьшится! Я в первых рядах! В Европе и Америке остались курить только бомжи, отбросы общества и тотальные лузеры. Как-то так.
Julie R: Курю. Естественно, плохо отношусь к запрету, потому что мое право на проведение времени в помещении, оборудованном для куреня (а такие есть во всех кафе и ресторанах где курящие и курящие разделены), нарушается. Да и государство головой бы подумало, а не тем, чем они обычно думают.
Aleksey: Курильщики не торопятся соблюдать права некурящих коллег и сограждан. Так что я поддерживаю запрет не только на курение, но и на массовую продажу сигарет.
AlcatraZ: Сам курю достаточно давно. По вопросу запрета курения могу сказать, что все нужно делать без фанатизма. И правила и законы принимать с умом, а не просто "чтобы принять". Тогда все останутся довольны. Некурящие не будут нюхать дым, а курящие не будут психовать на форумах, что их права ущемляют.

Ввели запрет в поездах, и что? Курить перестали? Ага, щаз! Щемятся по 3 человека между вагонами, так и вывалиться можно, не дай бог. Вонь в тамбуре осталась, а вероятность ЧП не слабо выросла. Это я привел частный случай коряво продуманного "решения" вопроса о курении.


shpilenya: Доброго дня, не курю, муж не курит, у сына астма, у меня аллергия на табачный дым, папа курил и умер от рака легких, т.е., конечно, я против курения в общественных местах. Раз врачи признали пассивное курение опасным для здоровья, то очевидно, что курильщикам надо запретить курение в общественных местах. Непонятно, зачем дискуссия.

Спасибо за ваши мнения!

Источник: http://news.tut.by/society/349097.html