Лекарства заменители фирменных брендов от головной боли

http://www.antibiotic.ru/books/pd/17.shtml
ЭНДРЮ ЧЕТЛИ. ПРОБЛЕМНЫЕ ЛЕКАРСТВА. Перевод на русский Волковой Н.

Никому не нужное лекарство…
Анальгин (дипирон) - это анальгетик (болеутоляющее) с противовоспалительными и жаропонижающими свойствами. Он является производным сульфонатом натрия амидопирина или аминопирина, и как пропифеназол и фенилбутазон, принадлежит к группе химических производных пиразолона. Это лекарство впервые было представлено германской фирмой Hoechst в 1922 г. Анальгин известен под многими другими названиями: анальгинум, метамизол, аминапирин-сульфонат натрия, норамидопиринметансульфонат-натрий, сульпирин, метампирон, новамидазофен, натриум новаминсульфоникум, норамидазофен и нораминофеназон.
Подобно анальгину, другие производные пиразолона также ассоциируются с непредсказуемыми аллергическими реакциями или с жизнеугрожающими нарушениями кроветворения.
Амидопирин: "Риск агранулоцитоза у пациентов, принимающих аспирин, достаточно велик, чтобы сделать это лекарство непригодным для использования. Начало агранулоцитоза может быть внезапным и непредсказуемым".
Феназон (антипирин): "сейчас используется только как маркер лекарственно-метаболической деятельности печени"; даже при таком ограниченном применении могут случаться аллергические реакции.
Пропифеназон: сообщалось об анафилактическом шоке при использовании этого лекарства.
Фенилбутазон: используется главным образом в лечении некоторых видов артрита; "плохо переносится некоторыми пациентами", было несколько смертельных случаев в результате апластической анемии и агранулоцитоза.

В 1987 г. консультант по медицинским вопросам филиала фирмы Hoechst в Таиланде др. Китима Ютхавонг [Kitima Yuthavong] утверждал, что Баралган (продукт, содержащий анальгин) «очень эффективно устраняет боль. Пациент, скрючившийся от боли в результате кишечной колики, после приема этого лекарства чувствует себя другим человеком».
В 1987 г. в Голландии молодая женщина чуть не умерла после того, как ей дали Баралгин (фирменное название аналогичного продукта Hoechst в Европе) при неясных симптомах в области живота. За период с июля 1981 г. по июль 1986 г. в Германии, где находится центр фирмы Hoechst, 94 человека умерли после того, как приняли лекарства, содержащие анальгин. Причиной смерти в 46 случаях был агранулоцитоз (утрата большого количества белых кровяных клеток в результате поражения костного мозга), а в 39 случаях - анафилактический шок - тяжелая аллергическая реакция.
Эти случаи побудили германский орган регламентации лекарств поместить все продукты анальгина в группу препаратов, отпускаемых только по рецепту, и ограничить их показания сильной болью в результате хирургической операции или травмы, коликами или болью вследствие опухоли. Были изъяты все комбинированные лекарства, содержащие анальгин, кроме комбинированных продуктов, содержащих спазмолитическое средство (подобно Баралгану/Баралгину), использование которых были временно приостановлено до решения суда по иску, возбужденному другим производителем. В начале 1987 г. Hoechst "добровольно" изъяла Баралгин с германского рынка.
Тем не менее, во многих странах анальгин по-прежнему остается популярным и прибыльным болеутоляющим средством. В 1987 г. два продукта анальгина Hoechst - Новалгин и Баралгин - принесли фирме более 190 миллионов долларов США, то есть чуть более 5% от ее мировых продаж медикаментов. В 1991 г. один лишь Новалгин обеспечил 2,3% от общих продаж фирмы, и с общим объемом реализации в сумме около 125 миллионов долларов США был шестым самым популярным лекарством производства Hoechst. В 1989 г. Новалгин и Баралгин с объемом продаж 4,3 миллиона долларов США составляли почти 25% от общих продаж Hoechst в Пакистане. В 1990 г. Баралгин был шестым самым продаваемым фирменным препаратом в Индии на публичном рынке лекарств (в него не входят продажи больницам или государственным амбулаторным центрам) - его продажи достигли 5,2 миллиона долларов США. В 1990 г. на Филиппинах Баралгин составлял более трети от общих продаж Hoechst. В 1991 г. в Боливии препарат Новалгина был самым известным и самым широко используемым анальгетиком. Он предлагался без рецепта и продавался даже на уличных рынках.
Многие фирмы производят анальгетики, содержащие анальгин или другие производные пиразолона. В 1990 г. почти каждый пятый анальгетик на рынке лекарств в странах Африки, Карибского бассейна, Среднего Востока и в Пакистане содержал анальгин или другое производное пиразолона. В 1989 г. анальгин был самым широко используемым анальгетиком в Болгарии. В Южной Корее в 1989 г. 33 компании предлагали 42 фирменных аналогов анальгина. В Югославии в 1990 г. анальгин был вторым лекарством по объему использования.
Трудно объяснить продолжающуюся популярность анальгина и других пиразолонов в свете фактов, свидетельствующих о риске агранулоцитоза и анафилактического шока. Авторитетный учебник клинической фармакологии указывает, что анальгин "печально известен" как причина агранулоцитоза и "вообще не должен использоваться, поскольку имеются адекватные заменители". Германский учебник клинической фармакологии объясняет, что риск вызванного анальгином шока при пероральном применении равен 1 к 50000, а для инъекций может достигать 1 к 5000.
В 1980 г. в ежегодном издании Side Effects of Drugs Annual ["Побочные эффекты лекарств"] был сделан вывод, что "поскольку имеются эффективные, менее опасные альтернативные лекарства, нет оснований для дальнейшего использования амидопирина и анальгина". Уже в 1973 г. в издании Американской медицинской ассоциации «Оценки лекарств» [Drug Evaluations] говорилось, что "нельзя оправдать использование анальгина в качестве анальгетика общего действия, средства при артрите или стандартного жаропонижающего". В издании 1977 г. это лекарство было названо "устаревшим в США", и в последующих изданиях о нем вообще не упоминалось.
Тем не менее, многие фирмы, включая Hoechst, утверждают, что анальгин является безопасным и эффективным продуктом. По мнению др. Р. Тиммерса [R. Timmers], руководителя отдела медицинских вопросов фирмы Hoechst, анальгин имеет "выдающиеся гарантии безопасности" и "за более чем 60 лет доказал, что является эффективным и в то же время чрезвычайно хорошо переносимым анальгезическим веществом".
Стремясь разрешить споры вокруг случаев агранулоцитоза, вызванного анальгином, в 1978 г. отдел лекарственной эпидемиологии Бостонского университета поставил Международное исследование агранулоцитоза и апластической анемии [IAAAS], которое частично финансировала Hoechst. это «Бостонское исследование» ставило целью собрать все данные о пациентах с агранулоцитозом и апластической анемией, которые поступили в больницу с этими состояниями или у которых они развились во время пребывания в больнице, в восьми местах: Израиле, Барселоне, Ульме, Западном Берлине, Милане. Будапеште, Софии и Стокгольме/Упсале - с общим населением 22,3 миллиона человек. Попытки собрать данные в Бразилии и Индонезии пришлось оставить, так как невозможно было обеспечить надежность данных. И всех мест только пять - Израиль, Барселона, Ульм, Западный Берлин и Будапешт - использовались для подсчета случаев агранулоцитоза, вызванного анальгином. Результаты исследования удивили и спровоцировали еще более горячие споры.
В трех местах - Ульме, Берлине и Барселоне - риск агранулоцитоза при использовании анальгина был в 23,7 раз выше, чем без применения этого лекарства. Однако в Израиле и Будапеште относительный риск не превышал единицы - такое отклонение авторы исследования не смогли объяснить. Тем не менее, исходя из немецких и испанских данных, они вычислили "избыточный риск" (или абсолютный риск) от использования анальгина, как равный не более 1,1 случаю на миллион пользователей в неделю. Как впоследствии указал The Lancet: «Не было дано объяснения расчетов, лежащих в основе этой цифры. Этот своеобразный знаменатель трудно применить к реальной жизни. Риск развития заболевания в течение одного года может быть вплоть до 50 раз больше. Более ясным показателем было бы количество случаев на миллион установленных суточных доз, или на 100000 проданных упаковок».
Несмотря на противоречивые результаты в отношении риска, приписываемого анальгину, исследование было полезным, так как безусловно установило, что анальгин может вызывать агранулоцитоз; что в странах-участницах исследования анальгин был причиной примерно четвертой части всех случаях агранулоцитоза вследствие приема лекарств; и что в некоторых географических областях пациенты, которые принимали анальгин в неделю, предшествующую исследованию, подвергались в 20-30 раз большему риску развития агранулоцитоза, чем те, кто не использовал анальгин. Бостонское исследование не рассматривало другой серьезный неблагоприятный эффект, связываемый с анальгином - анафилактический шок.
Hoechst провозгласил, что риск вызываемого анальгином агранулоцитоза был доказательно установлен как "чрезвычайно низкий", и что основная "проблема" с анальгином за период свыше 40 лет теперь была "решена". Директор Hoechst по маркетингу Ханс-Гюнтер Григолайт [Hans-Gunther Grigoleit] объявил, что "учитывая улучшившуюся ситуацию с риском/пользой анальгина, нет необходимости изменять юридический статус анальгина в сторону больших ограничений". The Side Effects of Drugs Annual охарактеризовал такое толкование со стороны как "вводящее в заблуждение" и указал, что с учетом реального объема использования этого лекарства ежегодно может случаться свыше 7000 случаев агранулоцитоза, вызванного анальгином. Учитывая, что IAAAS оперировало показателями смертности, характерными для промышленно развитых стран; а также то, что предыдущие оценки уровня смертности от агранулоцитоза в развивающихся странах достигали 73%; и что основными рынками для продуктов анальгина в настоящее время являются развивающиеся страны из-за ограничений на продажу или прямых запретов в промышленно развитых странах, логично предположить, что ежегодно анальгин может быть причиной не менее 2000 случаев смерти во всем мире.
Германский орган регламентации лекарственных средств - BGA - также счел толкование результатов Бостонского исследования со стороны Hoechst неприемлемым. На слушании, проводившемся в сентябре 1986 г., приглашенные BGA эпидемиологи подвергли сомнению статистические методы, использованные в исследовании. На слушании также отмечалось "относительная бедность данных по базовой фармакологии и фармакокинетике анальгина, и отсутствие знаний об иммунологических механизмах, лежащих в основе неблагоприятных реакций, а также о способах выявления людей в группе риска. Не проводилось адекватных исследований, где сравнивалась бы терапевтическая эффективность анальгина и альтернативных препаратов. "Помимо введения уже упомянутых ограничений, BGA постановил, что использование анальгина для других видов сильной боли, таких как зубная боль или мигрень, или при сильном жаре, должно рассматриваться как "как последнее средство, когда противопоказаны другие анальгетики". В феврале 1990 г. BGA издал приказ, запрещающий все комбинированные продукты, содержащие анальгин, и еще раз высказал свое мнение о том, что монокомпонентные препараты анальгина являются последним прибежищем в терапии и в первую очередь предназначены для боли, вызванной раковыми заболеваниями.
В большинстве стран мира анальгинсодержащие продукты рекламируются не как последнее средство терапии, а для любого симптома - от головной боли до боли при менструации.
В Африке и Карибском бассейне в 1991 г., и на Среднем Востоке в 1990 г. Баралган/Баралгин рекомендовался Hoechst для всех видов "спазматических и коликообразных болей"; а в отношении использования лекарства для детей давалась противоречивая информация.
Инъекции не рекомендовались для детей моложе 6 лет, хотя говорилось, что в целом анальгин противопоказан детям в возрасте до 15 лет. Новалгин фирмы Hoechst рекомендовался при ревматической боли, "головной и зубной боли, после травм и операций, спазмов в желудочно-кишечном отделе, желчевыводящих путях, почках и нижнем отделе мочевого тракта", и для "понижения высокой температуры" при болезнях, сопровождающихся жаром. Ридол фирмы Medimpex в 1990 г. рекламировался на Среднем Востоке как средство от "боли и спазмов" желудочно-кишечного или мочевого тракта. В 1992 г. в Коста-Рике листовка-вкладыш препарата фирмы E. Merck Синтаверина (содержащего анальгин и спазмолитик прамиверин) содержала показания для всех видов "спазмов и колик", включая и те, которые вызывались такими состояниями, как "пептическая язва", "цистит" или "дисменорея" (менструальная боль).
Показания такого рода фигурировали в обзоре 1986 г., в котором анализировались утверждения, связанные со сбытом за период с 1983 по 1985 гг. Схожие утверждения были также обнаружены в Азии, Африке и Латинской Америке между 1987 и 1989 гг.. При таком безответственном чрезмерном продвижении на рынок не удивительно, что анальгинсодержащие продукты приобрели столь высокую популярность в некоторых странах, где их часто отпускают без рецепта. Однако анальгин не имеет преимуществ по сравнению с менее опасными анальгетиками, в настоящее время имеющимися на рынке. При простой боли аналогичный эффект оказывают аспирин, парацетамол или ибупрофен. При умеренной боли полезен кодеин. Для сильной боли, такой как при раковых заболеваниях или после операции, стандартно рекомендуется использовать сильный наркотический анальгетик, такой как морфин, метадон или оксикодон.
Вопреки утверждениям Hoechst, Бостонское исследование не устранило сомнений в безопасности анальгина. Наоборот, оно просто подтвердило, что анальгин - это лекарство, которому уже нет места в современной медицине.
Управление США по контролю за пищевыми и лекарственными продуктами, которое в 1977 г. отозвало разрешение на анальгин из-за его связи с агранулоцитозом и поскольку имелись "альтернативные лекарственные продукты и немедикаментозные виды лечения с меньшим потенциальным риском", заявило в 1988 г., что его позиция по анальгину "не изменилась".
В 1987 г. Уильям Дженкинс [William Jenkins], бывший тогда главным медицинским сотрудником в Департаменте здравоохранения Великобритании, высказался так: "Мои личные взгляды совпадают с теми, что выражены в Мартиндейле, 28-ом издании The Extra Pharmacopoeia. Хотя споры о фактической частоте серьезных и смертельных неблагоприятных реакций на амидопирин и анальгин продолжаются, я нахожу, что частота [таких реакций] неприемлема."
В редакционной статье The Lancet 1986 года прозвучал вывод, что результаты Бостонского исследования "подкрепляют аргументы в пользу удаления анальгина с рынка и использования вместо него парацетамола или аспирина там, где это возможно".
С 1986 г. Hoechst и многие другие фирмы пытаются убедить медиков и фармацевтов, а также органы регламентации лекарств, особенно в развивающихся странах, что анальгин - "безопасное" лекарство.
В Таиланде управляющий Hoechst Пхорнвит Пхачаринтанакул [Phornvit Phacharintanakul] сказал, что по мнению фирмы, Баралган "в научном и практическом смысле не будет представлять проблем для пользователей". Для подкрепления этой идеи др. Р. Тиммерс, руководитель отдела медицинских вопросов фирмы Hoechst, несколько раз посетил Таиланд и объехал медицинские учебные заведения с выступлениями о Бостонском исследовании. В своих речах он утверждал, что анальгин так же "безопасен, как аспирин". В то же время Hoechst распространял отчеты о Бостонском исследовании, где акценты были аккуратно смещены так, чтобы привлечь внимание к более благоприятным для фирмы выводам.
Аналогичным образом др. Эрхард Гролл [Erhard Groll] из фирмы E. Merck заявлял, что решение следует принимать, исходя из ситуации в конкретной стране:
"Например, обнаружилось, что лекарство, прошедшее клинические испытания и продававшееся в Германии, вызвало несколько смертельных случаев после того, как его принимали десятки тысяч потребителей. В результате его изъяли с рынка. Но если это же лекарство может спасти жизнь тысячам людей в развивающейся стране, то будет ли аморальным экспортировать его в эту страну?".
Тем не менее, как было видно из упомянутых выше показаний, анальгин не рекламируют для жизнеугрожающих заболеваний. Люди, как правило, не умирают от головной боли или от боли при менструации. Эта мысль была выделена Комиссией по медикаментам при Германской медицинской ассоциации: "Почечная или желчная колика никого не убивает. По этой причине... даже небольшой риск жизнеугрожающего состояния... является неприемлемо высокой ценой для купирования боли, особенно если нельзя утверждать, что не имеется альтернативных средств".
Анальгин был запрещен или строго ограничен в Австралии, Бангладеш, Канаде, Дании, Египте, на Фиджи, в Германии, Греции, Ирландии, Израиле, Италии, Японии, Малайзии, Новой Зеландии, Норвегии, на Филиппинах, в Саудовской Аравии, Сингапуре, Швеции, Великобритании, США и Венесуэле; а комбинированные продукты с содержанием анальгина были запрещены в Пакистане.
Настало время изъять анальгин и другие производные пиразолона из продажи во всем мире. Анальгин - не безопасное лекарство. Он не является основным лекарством. Он не обладает значительной терапевтической пользой в противовес риску его использования. Поэтому следует направить все действия на немедленный запрет анальгина и других анальгетиков группы пиразолона.

Источник: http://forum.medicinform.net/index.php?showtopic=2...